Жертвы любви

Елена Бабиевская

 

   В одном царстве-государстве жила-была вдовица. И было у нее три сына. Она их холила и лелеяла, воспитывала и берегла как зеницу ока. Даже замуж второй раз не вышла — боялась «А вдруг такой человек попадется, что детей обижать будет?» Так и жила одна, тяжело ей было очень, но все она ради детей терпела и всю себя им до последней капли отдала. Выросли они, наконец, тут вдовица и говорит им: «А теперь, дети дорогие, вы обо мне позаботьтесь. Я вам всю свою жизнь отдала, теперь ваша очередь».

   А дети вот как ей ответили… Один уехал в далекий-далекий город, обзавелся семьей, детьми, хорошей работой, жил, себе, не тужил, но матери о себе ни разу ни одной весточки не прислал.

Второй, правда, жил вместе с ней, во всем ей помогал, только ее интересами дышал, был ей и сыном, и опорой в хозяйстве, и работником по дому, вот только жизнь у него как-то совсем не сложилась, ни жены у него не было, ни детей, и в работе он тоже совсем не преуспел, так что мать за него очень сильно огорчалась.

   А с третьим совсем странно получилось — жил он вроде рядом, а вроде и на другой планете, в своем каком-то мире, разговаривал разными голосами или просто пел что-то неразборчивое — одним словом, дурачком стал. А такие были хорошие мальчики, такие надежды матери подавали, так она на них надеялась…

   Как часто мы думаем, что чем больше дадим другим людям, тем сильней они нас будут любить, тем лучше будет для них и для наших отношений с ними. Или еще того больше: начинаем считать, что «облагодетельствованные» нашей заботой и любовью просто обязаны вернуть нам все сполна да еще с процентами. И как часто родители и дети оказываются связанными такими вот узами «благодарности».

   Не такая уж редкость, когда родитель, пожертвовавший собой ради ребенка, рано или поздно начинает требовать с него дивиденды. Поскольку своей жизни у него не было, а вся она была отдана ребенку, то однажды он начинает требовать от него такой же отдачи, привязанности и самопожертвования. Наиболее распространенный лозунг таких отношений «Я же тебе все отдал (а), всю жизнь на тебя положил (а), а ты ….»

   Не обязательно повторять изо дня в день эти слова. Можно даже не отдавать себе отчета, что так думаешь. Но для ребенка достаточно простого знания о принесенной жертве, сам факт которой ляжет непосильным грузом на его плечи. Всю жизнь его будет снедать либо чувство вины («бедная мамочка, сколько она пережила ради меня, надо ей отплатить»), либо чувство негодования («я же не просил ее об этой жертве, почему я должен расплачиваться за ее выбор»), либо и то, и другое сразу.

   Что ждет таких детей дальше? В первом случае, измученные неоплатной виной за «отданную» им жизнь близкого и дорогого человека, они никогда не создадут своей семьи, бесконечно выплачивая долг родителям. Но человек не может прожить две жизни. Поэтому, если хотя бы один из родителей «повесил» на ребенка свою непрожитую жизнь, такой долг выплатить невозможно. А если такая семейная «карма» передается из поколения в поколение? Ребенок оказывается буквально «завален» чужими жизнями.

   Известный швейцарский психолог Карл Густав Юнг говорил, что дети проживают непрожитую жизнь своих родителей. Чем менее полной была жизнь родителей, чем больше они жертвовали ради ребенка, тем труднее тому будет, потом обрести себя, прожить свою собственную, единственную и неповторимую жизнь.

   Но даже если ребенок откажется в дальнейшем от выплаты «по счетам», его поведение во многом будет определяться демонстративностью отказа. Самое же печальное то, что он все равно будет «расплачиваться», бессознательно наказывая и себя, и своих родителей. Он может, конечно, «отгородиться» от эмоциональных детско — родительских отношений, а подчас и порвать их вовсе, создать свою семью, но и при таком исходе событий есть свои «но».

   Родитель, к тому моменту уже полностью лишенный своей жизни, останется один наедине со своими «драконами» — обидой, злостью, ревностью. Внуки лишатся дедушек и бабушек, эмоциональный контакт с которыми также очень важен. А выросший ребенок будет откровенно ругать своих родителей или же «замалчивать» их, делать вид, что их вообще не существует.

   Если же ребенок пойдет по третьему пути, ему в лучшем случае обеспечен невроз на всю жизнь, а в худшем (и не так уж редко это бывает) — шизофрения, раздвоение личности, когда внутри одного человека борются две противоположности — чувство вины и негодование. Других вариантов, как правило, нет. Вот и решайте, какого будущего вы хотите для своих детей.