Я боюсь сейчас сделать ошибку

Вопрос:

... Когда я была в десятом классе, наша семья переехала, и мне пришлось идти в другую школу. Среди новых одноклассников был мальчик, Андрей. Я влюбилась в него. Хотя влюбилась - это очень грубо. Между нами были какие-то особенные, очень тонкие отношения, которые так и остались невысказанными. Мы окончили школу и разошлись кто куда. Иногда я видела Андрея, мы общались, и позови он меня тогда пошла бы за ним на край света. Но он почему-то не звал. Я вышла замуж за другого. Неудачно. Через год разве лась с крохотным ребенком на руках. И опять Андрей. Мы иногда встречались, проводили вместе ночь. Но было это редко. Каждый раз утром он уходил, ничего не обещая. А через месяц, два, полгода снова звонил... Я ни на что не претендовала, понимала, что таковы правила игры, и соглашалась на крохи. Однажды мне позвонила школьная подруга и сказала: Ты знаешь, что Андрей женился?

... Удивление, страдание, боль. Хотя он никогда мне ничего не обещал, и я не имела права надеяться на что-то большее. Но, как говорят, надежда умирает последней. Когда она таки умерла, я тоже вышла замуж. Во второй раз. Была ли я счастлива последующие двенадцать лет замужества? Поначалу да. Он был необыкновенным, как принц из сказки. Утонченно красив, утонченно галантен, одним словом - голубая кровь. И при этом добрый, ранимый, отзывчивый человек. У нас родилась еще одна дочка (мою первую он безоговорочно принял как свою родную). Проблемы начались позже. Мой принц оказался дутым. За красивой утонченной внешностью эгоист и лодырь. Но об этом знала только я, для окружающих мы были идеальной парой. За двенадцать лет я несколько раз ему изменила. С Андреем. Мы нечаянно встречались в городе и каждый раз эта встреча заканчивалась интимной близостью. Конечно же, без каких-либо надежд и обещаний. В общем и целом Андрей был примерным семьянином, прекрасным заботливым мужем, нежным любящим отцом (у него дочка). Он считал свой брак удавшимся. Но года два назад мы опять нечаянно встретились. И опять эта встреча закончилась интимом. Только Андрей не пропал на следующий день, как было всегда. В течение месяца он буквально каждый день стал приходить ко мне на работу. Пятнадцать-двадцать минут разговора ни о чем. Я не знаю, почему вдруг он начал приходить, что толкало его ко мне. Но я прекратила эти встречи, ибо понимала, что кроме беды они ничего не принесут. Андрей всегда говорил, что женился один раз и на всю жизнь. Зачем же мне зря бередить себя, зачем врать мужу?

А через год мне позвонила все та же школьная подруга и сказала: У Андрея умерла жена . Как умерла, почему? Никто ничего не мог объяснить. И только на следующий день на похоронах (да, мы были всем классом, и я в том числе, на похоронах) узнали, что Марина ехала утром на работу и попала в аварию. На Андрея страшно было смотреть. Он казался спокойным, но каким-то отстраненным и страшно уставшим (возможно, сказались восемь дней, проведенных возле жены в реанимации). Как сейчас вижу: идет снег. Отец и дочь стоят в молчаливом оцепенении возле входа в церковь, где отпевают его жену и ее маму. Они обнялись и находятся совсем в другом мире, не здесь, не с нами, остальными присутствующими. Они остались вдвоем среди этого снега...

А спустя некоторое время после похорон он пришел ко мне на работу. Выхаживал документы на пенсию дочке и зашел спросить о каком-то пустяке. Потом он позвонил. Через неделю еще раз. Потом снова. Мы начали с ним встречаться. Он опять был предельно честен: никаких обещаний, никаких надежд. Так продолжалось несколько месяцев. Наши отношения ставали все серьезнее. Я уже не могла выдерживать свою двойную жизнь, не могла больше изменять им обоим (мужу и Андрею) и, проплакав неделю, я сказала мужу: Сережа, я не хочу больше с тобой жить . Сначала муж просто ничего не понял, отказывался понять. Он не верил в то, что слышал, он не хотел в это верить. Наш развод (фактический, на официальный муж не дает согласия до сих пор) длился долго и мучительно. Сергей уходил, возвращался снова, я опять его выгоняла. Он страдал неимоверно: запил, бросил работу, он унижался, целовал мне ноги, прося прощения за все, что сделал, и чего не сделал, он молил о пощаде. Но я уже окончательно сошла с ума. У меня был Андрей. Отказаться от него значит заживо себя похоронить.

Андрей же... Для него это был сложный, неоднозначный период. С одной стороны, вдруг рухнуло все: семья, благополучие. Он очень часто рассказывал о жене, он страдал. И в то же время, незаметно для себя, постепенно, он влюблялся в меня. Он звонил каждый день, бывало по пять-семь раз за вечер. Мы не могли встречаться очень часто, разрывались между работой, домом и детьми (ему нужно приготовить завтрак, обед и ужин для дочки, постирать, погладить, убрать в квартире, проверить уроки. От какой-либо помощи со стороны своей матери и матери покойной жены он сразу категорически отказался). У меня тоже работа, дом, двое дочерей. Но постепенно мы сдружились семьями. Наши дети были целиком и полностью на нашей стороне. Мы вместе ходили гулять, вместе справляли праздники. Мы стали почти одной семьей, строили планы на будущее. Ровно через неделю после годовщины со дня смерти жены Андрей предложил мне переехать с детьми к нему (о регистрации брака речь пока не шла, я все еще официально замужем за другим, и развод он мне все еще не дает). Мы долго говорили в этот вечер. Я настаивала на том, что не нужно спешить. Пусть еще раз подумает готов ли он стать отцом не одной, а сразу троих дочерей? Готова ли его дочь к нашему переезду? Ведь у них двухкомнатная квартира, готовы ли они потесниться , не будет ли возникать по этому поводу напряженки. И т.д. и т.п. Хотя в душе я свято верила, что несу полный бред. Я знала, насколько серьезно Андрей относится к браку, и если он сделал предложение, то я действительно женщина его жизни. Просто по-бабьи хотелось повить с него напоследок веревки, чтобы на будущее ценил. Чисто по-женски не хотелось сразу бежать собирать вещички, мол замуж невтерпеж . Была, правда, во всем этом и одна небольшая проблема: мать Андрея, узнав об наших отношениях, с самого начала была против (он сам сказал мне об этом, так как вообще привык мне все рассказывать). Сошлись на том, что Андрей завтра же говорит матери о своем решении, и с я дочерьми переезжаю к нему.

Прошла неделя. Мы общались каждый день, но о переезде он больше не заговаривал, будто и не было того разговора. Я почувствовала неладное. А еще через неделю заговорила первой. В конце-концов, что мне отвечать детям, ведь он сообщил им о нашем ближайшем переезде, и они уже замучили меня вопросом: Когда? Андрей попытался отшутиться, уйти от конкретного ответа, я начала его додавливать. Наконец он сказал: Подождем один - два месяца, мне нужно решить кое-какие свои проблемы . От неожиданности я сначала даже растерялась. Я привыкла ему доверять, ни разу он не подвел меня, ни разу не солгал, ни разу не нарушил обещания, даже в мелочах. Именно за надежность я ценила его больше всего. Какие проблемы, что случилось, почему? Я ничего не могла понять. Проблем оказалось две. Первая финансовая. Андрей устроился на новую работу и у него действительно были сейчас материальные трудности. Я знала об этом. Андрей пытался объяснить: Я хочу, чтобы ты ни в чем не нуждалась . Но, конечно же, это была отговорка. Я вынуждала его сказать правду и наконец услышала: Я не уверен...
- В чем? В том, что именно я та женщина, которая нужна тебе в жизни?
- Да.

Мне трудно писать дальше. Да и как опишешь. Собирая всю свою силу воли, всю выдержку, горько улыбаясь, я сказала: Что ж, тогда прощай. Но он не отпустил меня в этом вечер, и в эту ночь. Он просил, чтобы я не спешила, он должен сначала сам во всем разобраться... Я чувствовала, что он мне что-то не договаривает. И таки вынудила у него признание. Моя мать не хочет, чтобы мы жили вместе . Немного пояснения. Андрей очень любит мать, они очень близки. В 37 лет, когда Андрею было 12, она тоже осталась вдовой, и больше не вышла замуж. Один два раза в неделю он обязательно едет к ней, повидаться, помочь по хозяйству. Дочка постоянно гостит у бабушки, все выходные и каникулы там. А тут такой ультиматум: Или я, или она . Если конкретнее, мать сказала: если женишься на ней, у меня больше нет сына. Умом я понимаю эту женщину. Конечно, я не самая выгодная невеста: дважды разведенная, двое детей, однокомнатная квартира, никаких сбережений. Кроме того, у нас с Андреем разное социальное положение: я в свое время закончила самый престижный вуз страны, имею престижное место работы и руководящую должность. А он простой работяга: работал строителем, рабочим на железной дороге, на заводе. Одним словом, что между нами может быть общего?

Я пытаюсь понять Андрея. Я всегда знала, что для него его семья, его род, его клан на первом месте. Не могу сказать, что мать руководила его жизнью, но тем не менее первый раз он женился именно по ее настоянию. Невеста была что надо: морально не запятнана, добра, аккуратна и т.д. Вот и сейчас мать подыскала ему несколько таких же. Но у него уже есть я.

Только есть ли он у меня? С момента того разговора прошло полтора месяца. Я не знаю, как я выжила... Боль, обида, понимание, что тебя предали, продали, потому что ты оказалась невыгодной. Понимание, что жизнь сломана, полностью разрушена. Состояние как на похмелье после очень большой пьянки, когда пилось, гулялось и не думалось, что может наступить хмурое, тяжелое, больное утро... Прощаясь, я сказала ему: Не звони больше, если тебе нечего мне сказать . Он не звонил. Долго. Две недели. Опять встретиться нас заставила его дочка. Этот маленький, чудный 12-летний человечек. Она конечно же знала, что произошло. Она была свидетелем ожесточенного спора между бабушкой и папой. Мало того, ей самой приходилось выдерживать бабушкин прессинг: та всеми силами настраивала внучку против чужой ненужной тети. Но девчонка поступила по-своему. Она вместо папы начала звонить мне по нескольку раз на день. Мы болтали ни о чем, я изо всех сил старалась казаться бодрой и веселой. Настена приезжала ко мне в гости (конечно, спросив разрешения у отца). Я видела, что она пытается со мной поговорить о том, что случилось, но после первого ее намека на эту тему я переводила разговор в другое русло. Не хочу я об этом говорить с ребенком. Эта девочка и так много пережила. Я знаю, как она любила свою мать, как ей не хватает мамы, как она скучает за ней и плачет по ночам. И пусть лучше у меня отсохнет язык, чем я буду использовать ребенка в своих целях, разузнавая как там и что у папы и у бабушки. Задерживаясь у нас дома допоздна, Настя звонила папе и просила приехать ее забрать. Он приезжал. Я видела, как он тщательно готовится к этой встрече: безупречная выбритость и выглаженность, мороженое детям и цветы мне. Я видела, что ему тоже плохо. Каким долгим грустным взглядом он смотрел на меня. В конце-концов мы с ним не выдержали и начали снова встречаться. Но... Никакого намека на будущее, говорим только о том, что произошло сегодня или вчера, кто кого видел, кто чем занимался. Иногда спим вместе, утром я уезжаю (или он, если спим у меня). Проходит несколько дней, он опять звонит, мы снова встречаемся...

Я боюсь на него давить, ведь он попросил: Мне нужно время, чтобы во всем разобраться . Я не знаю, как мне правильно поступить. Быть гордой или быть послушной? Быть стервой (которых любят мужчины) или быть покладистой (каких берут в жены)? Он должен быть уверенным во мне или же он должен бояться меня потерять? Если есть хоть малейший шанс вернуть его, я использую его. Только что нужно сделать? Я ГОТОВА НА ВСЕ. Я ЖДАЛА ЕГО 19 ЛЕТ. Я НЕ МОГУ ПО СОБСТВЕННОЙ ВИНЕ ПОТЕРЯТЬ ЕГО ОПЯТЬ! Или же от меня больше ничего не зависит, у нас нет будущего и все надежды напрасны? Я очень боюсь сделать сейчас ошибку.

Помогите мне, пожалуйста, подскажите, что мне делать?

Ответ психолога:

Здравствуйте!
Я вам очень сочувствую. Обоим.
Ему ведь тоже совсем несладко...
Но пишете мне вы, так что и разговор будет о вас.

Я вижу тут две темы рядом - "потерять" и "вернуть" его и потерять себя.

Про первое более или менее понятно. Ни потерять, ни вернуть его вы не можете, поскольку он не кошелек и не часы. Он - живой, взрослый, свободный человек и будет с вами ровно столько, сколько сочтет нужным и сколько вы ему позволите. Это зависит от многих факторов, но, в любом случае - это ЕГО решение и его ответственность. Я не хочу сейчас обсуждать его отношения с мамой - на шантаж такого рода люди попадаются сплошь и рядом и пока он не поймет, что это просто шантаж, никуда его мама не денется - он будет плясать под ее дудку.

Меня заботит гораздо более важный вопрос.
"Какой мне быть, чтобы быть с ним?"
Кем мне притвориться, как мне им проманипулировать, каким боком к нему повернуться, чтобы он никуда не делся. Еще можно по примеру его мамы его шантажировать, у нее, похоже, хорошо получается.
Но я опять не о нем, я о вас.

Что с вами такое происходит, что вы ради другого человека готовы отказаться от самой себя? Вы боитесь сделать шаг, ищете совета, какой быть... А какой вы ХОТИТЕ быть? И КАКАЯ вы есть сейчас?

Чего вы хотите прямо сейчас, помимо того, чтобы он был рядом? Как так случилось, что этот человек настолько занял все ваше жизненное пространство, что вы слышите внутри один только голос, чувствуете только одно чувство - страха, живете только одним желанием, одним смыслом?

Прислушайтесь - я уверена, тихо-тихо внутри звучат и другие голоса и другие чувства. Послушайте внимательно, что они говорят вам? Если слушать очень внимательно - уверена, никакие советы вам не понадобятся.

И еще.
Если вы сама не цените себя и не боитесь себя потерять ради того, чтобы не потерять его, подумайте о нем. Он любит вас такой, какая вы есть. Он знает, какая вы. Потеряв себя, не сделаете ли вы ту самую ужасную ошибку, которой так боитесь?

С уважением.
Бабиевская Елена, психолог.Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.">